По дороге в Вильно
       > ВОЙНА 1812 ГОДА > БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА > КНИЖНЫЙ КАТАЛОГ Н >

ссылка на XPOHOC

По дороге в Вильно

1812 г.

БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА


ХРОНИКА ВОЙНЫ
УЧАСТНИКИ ВОЙНЫ
БИБЛИОТЕКА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ

Родственные проекты:
ПОРТАЛ XPOHOC
ФОРУМ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ОТ НИКОЛАЯ ДО НИКОЛАЯ
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
РЕПРЕССИРОВАННОЕ ПОКОЛЕНИЕ
Народ на земле


Вильно. Вид на Замковую гору. Гравюра 1-й половины XIX в.

По дороге в Вильно

6 декабря мы вновь выступили на рассвете. Много ослепших и обмороженных солдат осталось на биваках. Произведена были раздача небольшого количества сухарей, но так спешили, что большая часть людей ничего не получила. Чувствуя, что мы неспособны вступить в бой, мы торопились уходить. Накануне единственная батарея 12-го корпуса была покинута, а сегодня баденская артиллерия употребила невероятные усилия, чтобы увезти свои орудия, так как обледенелая дорога была страшно трудна лошадям, у которых были сбиты подковы. Генерал Кастекс, командовавший небольшим количеством оставшихся людей дивизии Думерка, послал просить меня подождать его вместе с моей пехотой, чтобы прикрыть его слабую кавалерию, но я не мог согласиться; холод все увеличивался, и при каждой остановке офицеры и солдаты падали и замерзали.

Нам обещали раздать хлеб в Сморгони, но наши надежды не сбылись, и мы покинули это место, причем нас сопровождали массы отсталых, замедливших наше движение. Как только человек падал, что случалось очень часто, все остальные безжалостно проходили по нему. Маршал весь день находился рядом с нами и шел пешком впереди нас. В этот день я был на волосок от смерти. К вечеру меня вдруг охватила такая слабость, что ноги отказывались служить. Гренадеры 1-го полка вели меня под руки некоторое время, но вскоре это стало невозможно, так как я поминутно терял сознание. Маршал велел положить меня в единственный оставшийся у него экипаж, и таким образом я доехал до бивака, где, как я помню, я пришел в себя перед горящим домом в то время, как генерал Гейтер подавал мне чашку кофе. Я пережил ужасный момент, когда почувствовал, что силы оставляют меня; я знал, что в случае падения я немедленно замерзну. Я благодарил Бога, спасшего меня...

7 декабря было самым ужасным днем моей жизни. Мороз дошел до двадцати градусов. В 3 часа утра маршал отдал приказ о выступлении. Но когда надо было дать сигнал, то заметили, что последний барабан испортился от мороза. Я отправился к солдатам. С каждым из них я поговорил, стараясь их подбодрить и убеждая их встать и собраться. Но все мои труды были напрасны; я мог собрать всего только 50 человек, остальные же, которых было около 200 или 300, лежали распростертыми на земле мертвые и холодные. Здесь же умер друг моей юности капитан Андре де Штеттен, прекрасный во всех отношениях офицер. В разрушенной хижине я нашел лежащего на земле больного полковника Франкена; он не мог уже говорить, и на нем лежал какой-то умирающий вюртембержец. Лейтенантов Гофмана и Лассолойля, младшего Гамерера, хирургов Клоца и Вальдмана постигла та же участь. Такая же судьба постигла и остатки дивизии Жирара. В несколько часов холод достиг ужасных размеров и уничтожил остатки соединенных и державшихся ее в порядке баденских и польских бригад; таким образом погиб девятый корпус, единственный, который до сих пор, несмотря на непрерывные лишения и утомление, стойко держался против неприятеля, далеко превосходившего его своей силой. Рота гренадеров 1-го полка, находящаяся под командой капитана Цеха, спаслась совершенно случайно: они стояли на часах при маршале: поблизости загорелся дом и согревал их, таким образом они избежали смерти.

Я встретил маршала в Ошмянах и донес ему, что вся последняя пехота погибла. Такое же донесение сделал генерал Мезон о 2-м корпусе, а генерал Дукмер о кавалерии. Еще 5 и 6 декабря эта кавалерия состояла в арьергарде и проявила большое самопожертвование, а в эту несчастную ночь с 6-го на 7-е она также погибла.

7 декабря в 4 часа утра баденская артиллерия покинула бивак со своими 8 орудиями, но несколько часов спустя ей пришлось бросить первую пушку у подножия большой горы, постепенно покидала она и остальные, и последнее орудие осталось на другой день около Вильно, застряв в огромной толпе людей и экипажей, столпившихся около ворот города. В Сморгони император покинул армию и Неаполитан-ский король принял командование. Полк Неаполитанской кавалерии, эскортирующий его до Вильно, целиком погиб в одну ночь. Встретившаяся нам здесь дивизия Луазона, в которой по выходе из Вильно было 10 000 человек, потеряла благодаря морозу 7 000 человек. Мне нечем уже было командовать, и я шел не останавливаясь со слабыми существующими остатками и несколькими офицерами, в числе которых находились генерал Дамас и кригс-комиссар Зартелон. Мы шли 15 часов и к вечеру дошли до села, где остановились на ночлег остатки 1 -го корпуса. Здесь я велел сжечь древки и отрезать от них знамена, которые многие унтер-офицеры навязали прямо на тело и благополучно донесли их таким образом до родины. Фельдфебели Жансон и Филиппи донесли знамена 1-го полка. Солнце ярко блестело и освещало своими лучами такую картину бедствий, которую едва ли кто видел в мире. Мороз был ужасный...

Я выступил 8 декабря в 4 часа утра. Так как вот уже два дня как не существовало арьергарда и казаки могли без всякого препятствия грабить отсталых, то я бежал насколько хватало сил, чтобы дойти скорее до Вильно в надежде, что оттуда я смогу послать герцогу отношение. К счастью, я вдруг увидал среди толпы мою вьючную лошадь, украденную у меня несколько дней тому назад, и я сейчас же вновь завладел ею. Моего вьюка с провизией уже не было. Потом я увидал на дороге мою повозку. Кучер так замерз, что не мог уже править. Я запряг в нее несколько верховых лошадей и прибыл к вечеру к воротам Вильно. Тут пришлось силой пробивать себе дорогу к городу в толпе людей и экипажей. Палка, данная мне фельдфебелем батальона легкой пехоты, сослужила мне в данном случае большую службу и с ее помощью я добрался к давно желанной цели — к столице Литвы. Я поместился в первом попавшемся доме и встретил там моего старого приятеля, участвовавшего со мной еще в австрийской кампании, генерала Клапареда. Не найдя дров, чтобы истопить печку, я и бывшие со мной офицеры сожгли все стулья, находившиеся в комнате...

Хохберг

Фрагмент воспоминаний опубликован в кн.: Французы в России. 1812 г. По воспоминаниям современников-иностранцев. Составители А.М. Васютинский, А.К. Дживелегов, С.П.Мельгунов. Части 1-3. Москва. Издательство "Задруга". М., 1912; Современное правописание выверено по кн.: Наполеон в России в воспоминаниях иностранцев. В 2 кн. М., Захаров, 2004.


Далее читайте:

Отечественная война 1812 года (хронологическая таблица).

Участники наполеоновских войн (биографический справочник).

Литература по наполеоновским войнам (список литературы)

Россия в XIX веке (хронологическая таблица).

Франция в XIX веке (хронологическая таблица).

Карты:

Российская империя в 1-ой пол. XIX в.

Вторжение наполеоновской армии в 1812 году

Контрнаступление русской армии в 1812 году

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ

ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС